2019-12-23T21:55:37+03:00

«Смоленский военный некрополь»: как разыскивают участников войн, живших и похороненных в регионе?

За семь лет сайт стал одним из крупнейших ресурсов такой тематики — число опубликованных биографий приближается к 16,5 тысячам
Передача медали "За отвагу" потомкам Фёдора Михайлова. АВТОР ФОТО: ДМИТРИЙ НАУМОВПередача медали "За отвагу" потомкам Фёдора Михайлова. АВТОР ФОТО: ДМИТРИЙ НАУМОВ
Изменить размер текста:

Конец декабря – особое время в истории Великой Отечественной войны. Впервые Красная Армия не просто разгромила вермахт под Москвой, но и начала масштабное контрнаступление. Были полностью освобождены Подмосковье, Рязанская и Тульская области, многие районы Калининской (Тверской), Орловской и Смоленской областей. Именно Смоленск был главной целью, потому что там располагался штаб группы армий «Центр». Разумеется, фашисты оказали самое ожесточенное сопротивление. Московская операция постепенно перешла в сражение под Вязьмой и Ржевскую битву.

Но мы постоянно получаем новые свидетельства подвига нашего народа, в том числе, благодаря энтузиастам, которые изучают историю родной земли, в том числе, ее трагические и славные страницы. А главное – имена героев, навечно вписанные в нее. Этим и занимаются некрополисты. Для тех, кто не знаком с этим термином, некрополиста можно представить историком, общественным деятелем и неравнодушным человеком, сохраняющим память о героях войн и делающим ее доступной для всех.

Сергей Семенов – известный краевед-некрополист со Смоленщины – является членом Российского военно-исторического общества и Общества некрополистов. Вед6т сайт «Смоленский военный некрополь», посвященный захоронениям участников различных войн на Смоленщине.

Он родился 31 июля 1991 года в городе Астрахани. С раннего возраста и по сей день живет в городе-герое Смоленске. В 2013 году окончил факультет радиотехники и информационных технологий Военной академии Войсковой противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации имени Маршала Советского Союза А. М. Василевского, получив специальность инженера. С того же года работает в Смоленском областном Культурно-выставочном центре имени Тенишевых в качестве программиста, затем ведущего программиста. Без отрыва от производства с отличием окончил магистратуру исторического факультета Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого.

На передаче ордена Британской империи гвардии подполковника Михаила Ермолаева Смоленскому музею Великой Отечественной войны. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

На передаче ордена Британской империи гвардии подполковника Михаила Ермолаева Смоленскому музею Великой Отечественной войны. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

Сергей Семенов - активный участник Русской Википедии, единственный на Смоленщине обладатель статуса администратора этого популярного ресурса, автор более 6,5 тысяч статей.

- Сергей Евгеньевич, что такое некрополистика?

- Если смотреть в словарь, там будет написано, что это вспомогательная историческая дисциплина, занимающаяся изучением кладбищ, их описанием и сохранением. В реальности же, когда образуются новые направления деятельности для краеведов-энтузиастов, когда популярным становится поиск своих корней, это понятие можно рассматривать шире. Строго говоря, некрополистика уже не несет в себе описательскую функцию, ее задачу теперь можно сформулировать как сохранение памяти об исторических личностях, обретших свое последнее пристанище на различных некрополях. Именно с этой целью существует объединение занимающихся этим энтузиастов — Общество некрополистов; для этого же работают свыше двух десятков сайтов в разных регионах нашей страны.

- Как давно Вы заняты историей, как наукой? Что предшествовало профессиональным занятиям?

- Увлекался я историей еще в детстве, много читал, и уже тогда моей любимой темой стала история СССР и постсоветской России. Мое совершеннолетие совпало с проникновением Интернета повсюду. Едва осенью 2009 года у меня появился постоянный доступ к глобальной сети, и я начал, если так можно сказать, давать выход своим знаниям и учиться писать — для этого и избрал Википедию. 17 ноября этого года было ровно 10 лет с моей первой правки на этом ресурсе. Поначалу писал на криминальную тематику, затем расширил диапазон тем — писал о военных, государственных, политических деятелях нашей страны. С той же поры и моя склонность к историко-биографическим исследованиям — собственно, подавляющее большинство моих статей и посвящено различным историческим личностям, известным и вовсе никому не знакомым, кроме узких специалистов.

С 2013 года я веду свой сайт «Смоленский военный некрополь», где я создаю биографии участников различных войн, живших на Смоленщине и похороненных здесь. За прошедшие годы он стал одним из крупнейших ресурсов некрополистической тематики в русскоязычном сегменте Интернета — число опубликованных материалов там приближается к 16,5 тысячам, и количество постоянно растет.

- Как повлияло на это Ваше первое высшее образование, связанное с армией?

- Собственно, учился я на специальность инженера-компьютерщика на гражданском факультете военной академии. В период учебы жизнь столкнула меня с большим количеством военных. И, хотя самому так и не довелось послужить, ибо не взяли по здоровью, но интерес к этой сфере, еще со школы имевшийся, только укрепился. Собственно, именно в этот период я начал писать в Википедии, а за несколько месяцев до выпуска открыл свой сайт.

- Вы — член Общества некрополистов. А по какой причине Вы считаете важным это направление своей деятельности?

- Общество некрополистов — не самая известная общественная организация в нашей стране. Я вступил в него в памятном мае 2013 года, как раз накануне открытия моего сайта. Принимали меня в него на Домодедовском кладбище в Подмосковье, как сейчас помню, под проливным дождем и пронизывающим ветром. Собственно, каждый член Общества занимается тем или иным направлением — ни Устав, ни что-либо еще не ограничивает его в свободе. Кто-то занимается могилами знаменитостей, кто-то — космонавтами и тружениками космической отрасли, кто-то — кавалерами высших наград СССР и России. Но все это столичные, а значит, федеральные масштабы.

Сергей Семёнов и смоленские поисковики на акции по уборке воинского захоронения в Гагаринском районе. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

Сергей Семёнов и смоленские поисковики на акции по уборке воинского захоронения в Гагаринском районе. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

Со временем стали появляться и региональные проекты — в Нижнем Новгороде, Архангельске, Челябинске, Крыму. Там везде их ведут 1-2 человека. Смоленская область заняла в этом плане довольно необычное место — у нас работает сразу два проекта, который ведут разные люди. «Смоленский некрополь» Алексея Мошкова, также члена Общества некрополистов, увековечивает заслуженных людей нашего региона. А мой - «Смоленский военный некрополь» - уже специализируется на участниках войн.

Почему я считаю это направление исключительно важным, вопрос интересный. Дело в том, что все попытки создать книги памяти о ветеранах хотя бы Великой Отечественной, живших на Смоленщине после войны, представляют собой не самый лучший результат. Примером может явиться изданный у нас в начале десятилетия многотомник «Солдаты Победы», во-первых, изобилующий фактологическими и датировочными ошибками, а во-вторых, в нём отсутствует значительное количество ветеранов, которые имели несчастье умереть до 1980-х годов, когда их хотя бы начали как следует учитывать. Не говоря уж о тех, кто переехал к нам по разным причинам попозже, например, после распада СССР. Так что практическая реализация лозунга «Никто не забыт, ничто не забыта» у нас, увы, запаздывает. И я считаю, что своим трудом приближаю ее. Всю нашу огромную страну я, конечно, охватить не смогу, на это жизни не хватит, но одну нашу область — вполне. Дай Бог, чтобы и в других регионах подобные проекты появились, может быть, в других формах, но с одной целью.

- Как соотносятся вопросы научного исследования и увековечения памяти покойных?

- Споры о том, насколько совместима профессиональная наука и краеведческие задачи, довольно распространены. Немалая часть людей убеждена, что это две разные сферы. Однако я считаю, что историческая наука может делать практическую отдачу не только в виде статей, монографий и прочих плодов научной мысли. Популяризация истории в том числе и происходит благодаря краеведческой деятельности, и в нашу эпоху, когда интерес к прошлому, особенно недавнему, только возрастает, это можно и нужно делать при помощи увековечения памяти самыми разными способами.

- Что Вас самого привело к этой теме? Как Вы выходите истории конкретных людей, почему выбираете именно их?

- Собственно к некрополистике я пришел не сразу. Как-то зимой 2011-2012 годов занесло меня на смоленские кладбища, где я искал объекты для своих статей в Википедии. Как ни странно, но мне понравилось. Когда сошел снег, я начал уже ходить почаще, потом познакомился с другим краеведом из Смоленска Алексеем Мошковым. И начал обдумывать проект своего сайта, который открылся 9 мая 2013 года.

Повседневная работа некрополиста зависит от его конкретной направленности — как я уже говорил, каждый занимается тем, что ему интересно. Например, Алексей Мошков ходит по кладбищам с целым списком разыскиваемых людей — заслуженных учителей, матерей-героинь и так далее. Я же действую с точностью до наоборот — выезжаю на кладбище при наличии свободного времени, беру его определенный участок, после чего полностью его отсниму. Далее, дома наступает другой этап работы — используя все доступные мне ресурсы, я должен вычленить среди них участников войн. В этой работе мне помогают базы данных Центрального архива Министерства обороны РФ «Подвиг народа» и «Мемориал», информационный портал «Памяти Героев Великой войны 1914-1918», уже упоминавшийся многотомник «Солдаты Победы», хоть и изобилующий неточностями, но все же неплохое подспорье в исследованиях, а также результаты моих собственных архивных изысканий.

Сергей Семёнов даёт интервью ГТРК Смоленск на Тихвинском кладбище Смоленска. Кадр из репортажа, корреспондент Вера Перельман, оператор Сергей Зуев

Сергей Семёнов даёт интервью ГТРК Смоленск на Тихвинском кладбище Смоленска. Кадр из репортажа, корреспондент Вера Перельман, оператор Сергей Зуев

Далее начинается написание биографий на сайт. Стараюсь публиковать по 10 страниц в день. У кого-то биография получается на три строчки, у кого-то — на полноценную статью набирается, все зависит от того, насколько человек «засветился» в документах. Иногда потом родственники находят страницу и существенно ее дополняют, иногда уже я нахожу в архиве какой-нибудь биографический документ и дополняю самостоятельно. Ну а выбор обусловлен одним фактором — участием конкретного человека в какой-нибудь войне или военном конфликте. У меня на сайте есть не только Великая Отечественная, хотя, конечно, ее участников больше всего, но и множество других войн — от давней русско-японской до недавних двух чеченских.

- Какие планы по развитию Вашей деятельности как ученого-историка, как любителя некрополиста? Как выглядит то, что Вы делаете на практике? И много ли судеб людей это затронуло?

- Ну, для начала, чтобы стать полноценным ученым, стоит закончить аспирантуру и защитить диссертацию. Точное название пока сформулировать не готов, но будет она изучать тружеников тыла Смоленской области — социальную общность, рожденную Великой Отечественной войной. Планы на краеведческую деятельность у меня также имеются, и немалые. Надеюсь, что в будущем году я запущу свой второй проект, который назову «Трудовая слава Смоленщины». Дело в том, что наша история — это не одни войны, это культура и наука, образование и экономика, промышленность и сельское хозяйство. Нет такой сферы, которую бы в советское и постсоветское время не затрагивала бы отечественная наградная система. Совместными усилиями с Алексеем Мошковым мы собрали гигантскую базу награждений смолян орденами, медалями, почетными званиями. Буду её реализовывать подобным же образом, но уже на отдельном сайте. Сейчас потихоньку делаю дизайн, разделы…

На практике у меня получается своеобразная энциклопедия наших заслуженных земляков, проливавших кровь за Отечество. Иногда это выливается в очень интересные ситуации. Например, найдя могилу ветерана войны Федора Петровича Михайлова, мне удалось выйти на его детей и вернуть им утерянную более полувека назад медаль «За отвагу». А в другой раз удалось выйти на коллекционера из Раменского, у которого оказался орден Британской империи 4-й степени, врученный смолянину Михаилу Михайловичу Ермолаеву, и убедить его передать эту ценную награду в наш музей Великой Отечественной войны. Получалось у меня находить и утерянные десятилетия назад могилы — так, я нашел могилу разбившегося в 1948 году экипажа самолета на Тихвинском кладбище Смоленска, которую безуспешно искала дочь командира этого экипажа.

Сергей Семёнов на вручении Вики-Премии за 2012 год во время празднования миллиона статей в Русской Википедии в РЭУ имени Г. В. Плеханова. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

Сергей Семёнов на вручении Вики-Премии за 2012 год во время празднования миллиона статей в Русской Википедии в РЭУ имени Г. В. Плеханова. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

- Есть ли отклик от общества? Что пишут Вам люди, бывает ли такое, что кто-то нашёл информацию о своём родственнике именно на Вашем ресурсе в сети?

- Отклик, безусловно, есть. Люди ведь в первую очередь идут искать что-либо о своих родственниках в Интернет-поисковики, и натыкаются на мой сайт. Уже десятки людей прислали фотографии своих родственников. Иногда даже возникает ситуация, когда на меня выходят дальние родственники похороненных у нас людей, и просят найти свою смоленскую родню. Иногда удается, иногда нет — здесь уже во многом дело случая. Но если получается — фактически воссоединение семьи происходит.

Я знаю, что у некоторых моих коллег были проблемы с размещением тех или иных людей на сайты, но никто не обращался ко мне с претензиями — возможно, тематика такая, которая близка миллионам наших сограждан, не могу точно ответить, почему так. Благодарность от людей — высшая награда за подобную деятельность, когда ее получаешь, понимаешь, что работаешь не зря.

- Существуют ли аналогичные проекты за рубежом, на Западе?

- Совершенно точно есть, хотя, конечно, с национальной спецификой и особенностями. Доводилось переписываться с авторами некрополистических сайтов на Украине и в Белоруссии, есть и в других бывших республиках СССР. Знаю, что и потомки русских эмигрантов ведут свои проекты по русским зарубежным кладбищам. Проекты, что наши, что зарубежные, отличаются и оформлением, и сферой исследования, но направленность у них общая — увековечение памяти людей. Сейчас, когда компьютерные технологии проникли во все сферы деятельности, это стало возможным поставить, если так можно выразиться, на поток, придать этому делу такой масштаб, какой был бы невозможен на традиционных носителях информации. И во всем мире это понимают, и используют новые технологии на всю катушку.

- А есть ли поддержка этой деятельности со стороны государства?

- Краеведение в целом и некрополистика в частности могут поддерживаться государством только на грантовой основе — претендовать на них могут только сформировавшиеся организации. Если наши московские коллеги могли бы заявиться на грант, то нам, в регионах, не имеющим своего местного отделения, все пришлось бы делать через них. Поэтому на федеральный уровень мы не обращались. Нужно сказать, что на местном уровне нам очень часто идут навстречу — и органы власти, и учреждения архивного и библиотечного дела, и музеи. Так что в целом нельзя сказать, что на поддержку мы жалуемся — она ведь разного рода может быть, в том числе и выражаться в предоставлении какой-либо информации, фотографий, документов и так далее. Ну и, конечно, наши местные СМИ тоже очень часто помогают, если нам нужно какую-то интересную тему довести до общественности.

- Чего, с Вашей точки зрения не хватает, что было бы полезно в плане поддержки государством и обществом подобной работы?

- Нужно сказать, что проблемы некрополистов в основном те же, с которыми сталкиваются проводящие историко-биографические исследования историки и краеведы. Законодательные акты устанавливают достаточно жесткие ограничения в этой области — целые массивы документов и даже целые учреждения закрыты для исследователей из-за действия законов «О персональных данных», «Об актах гражданского состояния», «Об архивном деле». Защита персональных данных — вещь нужная, но в подобных материях она играет только во вред. Большие проблемы при доступе к личным делам, и неважно, что людей, на которых они заводились когда-то, уже полвека как нет на свете — все ограничения снимаются только спустя 70 лет после смерти. Касается это и региональных, и федеральных архивов. Так что государству, которое, слава Богу, в последние годы озаботилось гражданско-патриотическим воспитанием, стоило бы обратить внимание на это и ослабить ограничения. Иначе отечественную историю, начиная с Великой Отечественной и до наших дней, изучать будет очень тяжело, а местами и невозможно. Нашей стране ведь действительно есть чем гордиться, и в плане воинской славы, и в плане научных, трудовых, культурных заслуг — зачем же это прятать? Напротив, укрывание всего этого в закрома как раз и даёт почву для спекуляций, фальсификаций и подобных нелицеприятных вещей.

Сергей Семёнов проводит экскурсию участникам Русской, Белорусской и Украинской Википедий, приехавшим на ВикиКонференцию 2013 года. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

Сергей Семёнов проводит экскурсию участникам Русской, Белорусской и Украинской Википедий, приехавшим на ВикиКонференцию 2013 года. Автор фото: ДМИТРИЙ НАУМОВ

- Что Вы хотели бы сами сказать нашим читателям?

- Я бы хотел сказать, что искренне рад выросшему интересу россиян к своим корням — это заметно по тому, как переполнены читальные залы архивов, в которых я бывал. Любовь к своим близким, даже тем, кого мы никогда не видели, но от кого происходим — краеугольный камень нашего национального самосознания, на нём зиждется народная память, вся в совокупности и составляющая то, что мы знаем о своей истории, передаём из поколения в поколение.

Увы, приходится признать, что далеко не все добросовестно относятся к захоронениям своих почивших родственников. Иногда это приводит к весьма печальным последствиям — могила ликвидируется как бесхозная, а через лет 20 приезжает туда какой-нибудь потомок и бродит в лабиринтах кладбища, надеясь на чудо, которое, увы, происходит далеко не всегда. Конечно, жизнь идет, люди переезжают, уходят те, кто помнил своих почивших родственников, да и время сейчас чересчур материалистическое, вытесняющее духовное. Хотя, повторюсь, сдвинулась все-таки сейчас ситуация в лучшую сторону — хочется надеяться, движение продолжится.

Некоторые относятся к могилам родственников небрежно — а ведь это последнее пристанище человека, оформлявшееся с учетом наших традиций и тех исторических виражей, через которые нам пришлось пройти. Те, кто жил до нас, был когда-то таким же, как мы, и когда-нибудь уйдем и мы — это жизнь. Поэтому хочется пожелать, чтобы было как можно меньше заброшенных могил — поверьте, это очень печальное зрелище, даже для поднабравшегося профессионального цинизма человека, каждодневно имеющего дело с кладбищами, и я отлично знаю, что у немалого количества из этих людей есть вполне живые и обеспеченные родственники. В заключение хочется привести цитату из повести выдающегося русского советского писателя Валентина Пикуля «Звёзды над болотом»:

«Были люди до нас… Куда ушли они? Будут и после нас... Когда придут они? Двигаясь вперед – от жизни к смерти, из года в год, от эпохи в иную эпоху, – мы иногда невольно озираемся назад. Люди до нас не были бездушны и бесплотны. Они также мечтали, ссорились, ревновали, ошибались, падали, снова вставали, куда-то шли, страдали от любви неразделенной, получали ее сполна и пили ее, закрыв глаза от счастья. Целые вулканы страстей бушевали когда-то под каждым могильным камнем. Теперь там темно. Теперь там тихо.»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также