В мире

11 лет после войны: Может, пора взрослеть, генацвале?

8 августа 2008 года началось принуждение Грузии к миру
Раненый российский боец на подступах к Цхинвалу

Раненый российский боец на подступах к Цхинвалу

Фото: Александр КОЦ

Год назад, опубликовав серию репортажей из Южной Осетии к 10-летию операции по принуждению Тбилиси к миру, я открыл врата ада грузинского троллинга. Все мои аккаунты в соцсетях наводнили тысячи скачущих «чертей» с флагами Грузии на аватарках, состязаясь в изощренных оскорблениях меня, моих детей, родителей и всех родственников до седьмого колена. В какой-то момент мне даже показалось, что давно знакомую украинскую фабрику троллей взяли в аренду и она неистово принялась клонировать комментарии с «кавказским акцентом». Такой коллективный Габуния, не помнящий ни человеческих, ни горских понятий.

Александр Коц сам получил ранение в той пятидневной войне

Александр Коц сам получил ранение в той пятидневной войне

И я бы списал это на эффект сетевого психоза, если бы спустя теперь вот уже 11 лет после войны с самых высоких грузинских трибун не звучало: «Россия - агрессор». А митинги за нормализацию отношений с Москвой не выглядели такими прагматично фальшивыми.

Годы не помогли грузинам понять одну простую истину, которую установила даже комиссия ЕС. Не Россия начала эту войну. Не русские открыли огонь из реактивных систем залпового огня по ночному Цхинвалу. Не русские подогнали танки к казарме миротворцев на расстояние выстрела в упор. Я был в этой казарме после войны, она напоминала Дом Павлова с обугленными двухярусными кроватями внутри.

Журналисты «Комсомолки» 11 лет назад были одними из немногих, кто освещал эту войну с обеих сторон.

Журналисты «Комсомолки» 11 лет назад были одними из немногих, кто освещал эту войну с обеих сторон.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Грузия начала войну без объявления. И проиграла ее. А проигравший не может требовать. Он может лишь осмыслить поражение - это тяжело и больно, но необходимо. После чего надо понять, как жить дальше. Не с Россией жить, а со своими соседями из Южной Осетии и Абхазии. Что вы можете предложить этим людям, кроме мантры о «сепаратистах».

Первая колонна российских войск въезжающая в Цхинвал

Первая колонна российских войск въезжающая в Цхинвал

Фото: Александр КОЦ

Спустя полгода после войны я встречался в Тбилиси с грузинским бойцом, который тогда стрелял. Наверняка и по мне в Цхинвале. Мы были ранены в одно и то же время, в одном и том же месте. У меня не было к нему претензий, шла война - убей или будь убитым. А у него, молодого лейтенанта, претензии ко мне были. «Повзрослеет, - подумал тогда я, - и поймет, что в мире есть не только черные и белые краски».

Сегодня, на фоне происходящего в Грузии, я сомневаюсь, что за 11 лет он стал мудрее. Как и вся грузинская государственность, которая ведет себя как капризный ребенок, поставленный в угол за разбитое окно в учительской. Может, пора уже взрослеть, генацвале?

Грузины бежали, бросив танк

Грузины бежали, бросив танк

Фото: Александр КОЦ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

10 лет после войны Грузии и Южной Осетии: Не будь победы в Цхинвале, не было бы Крыма

9 августа 2008 года. Спустившись с объездной Зарской дороги, первая колонна российских войск медленно втягивалась в цхинвальскую улицу Герцена в районе «Шанхай». 30 боевых машин, кашляя дизелями и озираясь стволами, на ощупь, без прикрытия с воздуха и свежих разведданных, шли к батальону миротворцев, который уже вторые сутки утюжили прямой наводкой грузины. Задача - не дать замкнуть кольцо вокруг города, отвлечь на себя огонь и тем самым обеспечить эвакуацию миротворцев и около сотни гражданских, прятавшихся в подвале российской казармы. (подробности)

Грузия 10 лет спустя: Горькое возвращение в Гори

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин 10 лет назад был единственным российским журналистом, работавшим в Грузии во время войны 08.08.08, - и вот вернулся туда, где закавказскую республику Россия «принудила к миру»

Дмитрий Стешин прилетел в Грузию (теперь с напарником-фотокором), чтобы посмотреть, что изменилось - в людях и в атмосфере. (подробности)

КАК ЭТО БЫЛО

«Пробиваюсь в Цхинвал на передовой броне. Грузины лупят с высот»

Спецкор «КП» Александр Коц успел передать нам несколько слов перед тем, как его накрыло осколками (подробности)

Как спасали Сашку

Хроника цхинвальской командировки спецкора «Комсомолки» Александра Коца глазами его отца (подробности)

«А майор, который спас мне жизнь, до госпиталя не доехал...»

Спецкор "КП" Александр КОЦ рассказывает, как был ранен в Цхинвале (подробности)

«Я стоял весь в крови на коленях, а на меня наводили прицел…»

Военкор Виктор Сокирко рассказывает, как он вместе с нашим корреспондентом Сашей Коцем и другими журналистами попал под обстрел в Цхинвале (подробности)