2019-06-17T12:44:27+03:00

Поможет ли “углеродный налог” экономике России

“Чубайс предложил ввести новый налог”, “Новый налог в России: во всем виноват Чубайс”, “Чем обернется для россиян новая инициатива Чубайса”
Поделиться:
Комментарии: comments14
Изменить размер текста:

Такими заголовками пестрят бумажные и электронные СМИ последних дней, после того как глава РОСНАНО в одном из интервью, отвечая на вопрос о проблеме изменения климата, высказался за введение углеродного налога. Что такое углеродный налог, почему о нем заговорили в России и так ли уж в этом «виноват» Чубайс?

Начнем с конца. Назвать углеродный налог «новой инициативой Чубайса» можно лишь с очень большой натяжкой и рискуя, при этом, обидеть Министерство экономического развития. Ведь именно это ведомство уже два года разрабатывает проекта закона «О госрегулировании выбросов и поглощения парниковых газов». Законопроект включает описание всех передовых экономических мер борьбы с изменением климата — от целевых показателей и разрешений на выбросы для компаний до пресловутого «углеродного налога».

Разработкой этого документа озаботились в рамках подготовки нашей страны к ратификации Парижского соглашения, подразумевающего ограничить потепление климата на Земле двумя градусами по сравнению с доиндустриальной эпохой. Сегодня уже практически никто не сомневается, что именно антропогенный фактор является ответственным за потепление. Промышленная революция и последующее за ней столетнее технологическое развитие привело к тому что человечество стало использовать все больше углеводородов, сжигать их, и, как следствие, насыщать атмосферу одним из главных парниковых газов - диоксидом углерода. Так что остановить глобальное потепление можно только одним способом - снижать выбросы CO2.

Сегодня эта задача уже объединила более 150 стран, которые ратифицировали Парижское соглашение. Россия пока не в их числе, но специальный представитель президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев на ПМЭФ заявил, что позиция главы государства по этому вопросу – ратифицировать Парижское соглашение в самое ближайшее время. А значит и развивать свое «климатическое законодательство» России придется, а с ним и вводить систему мер, которые бы стимулировали бизнес снижать выбросы парниковых газов.

Разумеется, российские предприниматели от этой перспективы не восторге, сетуя на то, что новый углеродный налог увеличит фискальную нагрузку на бизнес и негативно скажется на развитии всей экономики. Однако международная практика говорит, скорее, об обратном. Например, по словам Руслана Эдельгериева, в Германии за 12 лет регулирования, выбросы упали на 20%, а ВВП вырос на 50%. Россия даже без углеродного налога ничем подобным похвастаться, к сожалению, пока не может. Так что вряд ли тут существует прямая зависимость.

Более того, по данным Евростата «зеленная экономика» в Европе с 2000 г. по 2015 г. росла быстрее традиционной, и опередила ее на 50%. Именно меры, стимулирующие производителей снижать выбросы СО2, заставляли бизнес инвестировать в экологические технологии. Хороший пример – возобновляемая энергетика, которая начиналась как дорогая и малоэффективная игрушка, а превратилась в колоссальную индустрию с годовым объемом инвестиций $330 млрд. по всему миру. По мнению заместителя Министра экономического развития Михаила Расстригина, которое он высказал на ПМЭФ эти инвестиции - «это и есть тот драйвер роста экономики, о котором мы говорим, с учетом создания новых рабочих мест, технологий, производительности».

Есть и другой аспект проблемы, который все противники мер по снижению выбросов углекислого газа в нашей стране стараются не замечать. А именно - углеродный протекционизм, который будет использоваться против стран, чья продукция не соответствует определенным нормам, чей углеродный след слишком велик. К примеру, на территорию Евросоюза или других стран такая продукция попасть не сможет или сможет, но будет обложена повышенными налогами, что сделает экспорт многих наших товаров экономически нецелесообразным. И это не дело далекого будущего. Буквально в 2018 г. в ЕС были приняты поправки к действующему антидемпинговому законодательству. Их цель – защита внутреннего европейского рынка от «климатического демпинга» стран-экспортеров. Так что с углеродным протекционизмом мы столкнемся в самое ближайшее время.

Чем это опасно для экономики России объяснил на ПМЭФ Михаил Расстригин. По его словам, если сегодня российская энергетика находится по уровню выбросов СО2 на уровне средних значений в мире, то при сохранении текущего сценария, к 2035 году разница по выбросам на киловатт в час с ведущими европейскими странами может составить 3,5 раза. «Такой диспаритет в выбросах означает риски снижения конкурентоспособности в мире нашей экономики. Причем не только для экспортеров углеводорода, но и неэнергетического экспорта», - уверен замминистра. Однако об этом предпочитают не говорить.

Вот так и получается, что проблема глобального потепления это не о том, что в России зимой можно будет ходить без пальто. И не только том, что изменения климата уже сегодня приводят к колоссальным природным катаклизмам. А еще и о том, что в самом ближайшем будущем углеродная тема полностью трансформирует глобальную экономику. И России хорошо бы к этому быть готовой. Если и в чем «виноват» Чубайс, так только в том, что об этом наконец заговорили в полный голос.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также