2018-11-30T21:31:36+03:00

В Киев - на курсы, в Бердянск - на лечение

Наш спецкор Александр Коц вспоминает, к каким уловкам прибегали журналисты, чтобы попасть в незалежную в 2014 году
Александр КОЦ@sashakotsспециальный корреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments20
2014 год. В конце концов Александр Коц всё-таки перешел границу, но это совсем другая, не очень законная история.2014 год. В конце концов Александр Коц всё-таки перешел границу, но это совсем другая, не очень законная история.Фото: Александр КОЦ
Изменить размер текста:

К середине апреля 2014 года, когда отряд Стрелкова уже вошел в Славянск, но в Донецке еще была украинская власть, священная война СБУ с российскими журналистами уже вышла на непробиваемо качественный уровень. Не обходилось и дня без сообщений о том, как очередного репортера развернули в донецком аэропорту, поставив штамп, закрывающий возможность работы на зарождавшемся донбасском противостоянии.

Чтобы пересечь границу, необходимы были безупречная легенда и казачья смекалка. Добираться до Донецка я тогда решил через Киев, предположив, что там контроль будет чуть слабее. Приглашение мне состряпал редакционный художник. Киево-Могилянская бизнес школа имела честь пригласить меня на ознакомительные двухдневные курсы MBA, расписываясь в своем почтении и ожидании скорейшей встречи. Об этих курсах я вычитал на сайте КМБШ, взяв билет туда-обратно и забронировав дорогой отель.

Взглянув на творение художника, я решил зацементировать свою легенду я звонком в Киев. И спустя 10 минут разговора мое имя было в списках слушателей. На том конце провода с пониманием отнеслись к моим опасениям по поводу пересечения границы. И дали телефон, по которому пограничник мог бы убедиться, что я еду в Киев обучаться бизнесу.

- А шо, в Москве таких курсов нет? - прищурившись оглядывал меня пограничник в аэропорту «Борисполь».

Строгий костюм, блестящие туфли, черное замшевое пальто с бордовой подкладкой, манерный чемодан, позаимствованный у товарища. Ничто не выдавало во мне военкора. Если бы, конечно, основательно не полезли в мой багаж. В трусы была замотана редакционная «ксива», фотоаппарат по частям разбросан между футболками и носками. Броник с каской я предусмотрительно брать не стал.

- Так вы цену сравните, - я был готов к такому вопросу. - У вас в шесть раз дешевле.

Пограничник ухмыльнулся, пробежал глазами по липовому приглашению, уважительно покачал головой над гостиничной броню с пятью звездами: «Ласкаво просимо!».

2014 год, журналист "Комсомольской правды" Александр Коц после общения с украинскими пограничниками, которые сняли его с поезда. Фото: Александр КОЦ

2014 год, журналист "Комсомольской правды" Александр Коц после общения с украинскими пограничниками, которые сняли его с поезда.Фото: Александр КОЦ

В следующий раз на Донбасс я пробирался на поезде, взяв билеты до Бердянска и путевку в местный санаторий. Легенда была идеальна, о лечении желудка я мог бы рассказывать часами. Если бы не ориентировка СБУ с моим именем, разосланная по всем пунктам пропуска. С поезда меня сняли, вручив постановление о запрете на въезд на пять лет. Стоя на перроне, я провожал глазами вагон с напарником, которого в ориентировке не было. Через неделю мы встретились в Донецке. Я все-таки пролез через границу, но это совсем другая, не очень законная история.

КАК ЭТО БЫЛО

Служба безопасности Украины приравняла журналистов «КП» к террористам

Украинские спецслужбы объявили в розыск несколько российских репортеров, работающих на юго-востоке страны (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Украина запретила въезд в страну мужчинам из России в возрасте от 16 до 60 лет

На пропускных пунктах вводятся усиленные меры пограничного контроля (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также