2018-07-04T15:40:45+03:00

Семь футов под килем, "Капитан Барабаш"!

Эта замечательная новость пришла, когда мы с сестрой Вероникой уже перестали ее ждать. А папа, увы, не дождался.
Поделиться:
Комментарии: comments10
Судно "Капитан Барабаш"Судно "Капитан Барабаш"
Изменить размер текста:

Три года назад нам написали из Дальневосточного филиала Морспасслужбы во Владивостоке и сообщили, что в честь папы хотят назвать маломерное судно. Строится оно на Ярославском судостроительном заводе: там запустили серию из 6 катеров. Всем присвоили имена выдающихся капитанов. И папа стал одним из них.

Мы страшно обрадовались.

- Да ладно! - посмеялся тогда папа. - Такое маленькое суденышко! Да и не назовут еще! Обычно-то в честь умерших называют! А я еще живой!

Но было видно, как ему это приятно.

Он пришел в Дальневосточное морское пароходство во время войны юнгой. И еле допрыгивал до противозенитного пулемета, подавая снаряды под обстрелами.

В 24 года стал капитаном дальнего плавания. И когда привел свой огромный сухогруз во Вьетнам, местные пограничники спросили:

- Мальчик, позови лоцмана!

- Нет лоцмана.

- Как это? А кто судно заводил?!

- Капитан.

- Тогда позови капитана!

- Это я!

На мальчишку-капитана потом во многих портах мира приходили с соседних судов смотреть. Через годы уже как капитан-наставник папа выводил во Вьетнаме суда через минные поля. Был начальником аварийно-спасательного отряда. И пожары на воде тушил, и попавших в беду моряков с риском для жизни спасал. Словом, не случайно его имя для судна выбрали. И мы мечтали с папой на нем проехаться.

Но новостей все не было. Я уже подумала - и вправду, заглох проект. И вдруг известие.

"Капитан Барабаш" спущен на воду. И мы можем поприсутствовать на его ходовых испытаниях. Правда, ехали мы в Ярославль уже без папы. Его не стало в прошлом году. Только фотографии его везли в рамочке.

Александр Иванович Барабаш, капитан-наставник, начальник аварийно-спасательного отряда ДВ пароходства, награды за отважную службу получал и в мирное время.

Александр Иванович Барабаш, капитан-наставник, начальник аварийно-спасательного отряда ДВ пароходства, награды за отважную службу получал и в мирное время.

... На причале нас ждал капитан из Приморья Юрий Гук. Он прилетел в Ярославль принимать судно.

Веселый такой морской волк, глаз горит, шутки сыпятся. Папе бы понравился.

- Давайте, девочки, опаздываете! - провел он нас на борт. Там уже собрались члены приемной комиссии.

На ходовых испытаниях за рулем - ярославский экипаж Фото: Наталья БАРАБАШ

На ходовых испытаниях за рулем - ярославский экипажФото: Наталья БАРАБАШ

И мы бродим по судну. Разговариваем с местным экипажем - он доведет катер до Новороссийска, а уже оттуда "Капитан Барабаш" отправится в Приморье на большом сухогрузе. Оглядываем берега Волги, где из зелени любопытно тянут головы купола ярославских храмов. Заходим в каюты: их здесь три, на 10 человек.Стоим на мостике. Я даже нахально попросила сесть за штурвал. Только современный штурвал - это всего лишь рычажок. Таких, которые держит за бока папа на старых снимках, уже нет...

- Почему нет? - обиделся один из строителей. - Пойдемте, покажу! На случай разных ЧП! Полезете вниз?

И я полезла в трюм по отвесной лесенке, чтобы увидеть его - штурвал, который был привычнее для папы.

Штурвал в трюме. Фото: Наталья БАРАБАШ

Штурвал в трюме.Фото: Наталья БАРАБАШ

Рядом у той же причальной стенки покачивался еще один точно такой же катер.

"Капитан Балашов". Капитан Балашов был папин ученик, ходил с ним на одном судне, папа ему помогал. А потом Балашов и сам стал капитаном. Говорят, они дружили. И вот теперь снова встретились...

- А что будут делать эти суда? - спросила я капитана Гука.

Тот улыбнулся:

- Спасать. От разлива нефти, в случаях ЧП на море...

Ну что, спасать - это папе подходит.

В этот момент прозвучали какие-то команды, катер заурчал, поднапрягся - и, отвалив от причальной стенки, бодро потрусил по водной глади.

Если честно, я боялась, что буду всю поездку реветь. В последние годы мы часто катались с папой по Москве на речных пароходиках. Он очень любил эти прогулки. Смотрел на тихую воду под гул двигателей, а видел что-то свое: море, шторм, волны с рваной пеной до неба... И как же теперь плыть без него? На судне его имени...

Но я не ревела. Смотрела на оранжевый спасательный круг с надписью "Капитан Барабаш" - и мне казалось, что он стоит тут, рядом. А когда запустили мотор на полную мощь, и наш катер радостно понесся, с азартом рассекая волны, я будто увидела папину улыбку. Любил он вот эту скорость, драйв, и чтобы брызги в лицо.

- А это что такое? - показываю на горлышко разбитой бутылки.

- Так ведь традиция! -поясняет Юрий Гук. -Когда судно принимают, разбивают бутылку. А горлышко потом хранят.

Про традиции нам уже все рассказала Лидия Демьяновна Гуревич, зам. генерального директора Ярославского судостроительного завода по маркетингу. Мы зашли к ней в кабинет до испытаний. Для начала спросили, как сейчас у завода дела. А то ведь говорят, что все производство у нас стоит.

- Было трудно. Но сейчас заказы пошли, - говорит она. -Есть один большой, еще один на подходе...

- И все суда называете именами реальных людей?

- Стараемся. Некоторые заказчики пока осторожничают. Говорят: нам что-нибудь типа "Восток-запад". А мы стали традицию торжественных спусков вводить. Батюшка к нам приходит. Хор церковный - ой, какой у нас хор! Назначаем, как положено, каждому судну маму из наших работниц. Она должна судно наречь и бутылку о борт разбить. Знаете, как мамашки наши трясутся: дело почетное, но и нервное. Вдруг бутылка не разобьется! Плохая примета для экипажа. Вы не бойтесь, у вашего папы разбилась.

Так вот, выходит наша мамочка, торжественно так говорит: "Нарекаю тебя именем ... Танкер номер один!"

Ну нехорошо же. Некрасиво. Ну мы и предложили собственникам давать всем судам имена своих лучших работников. Лучше же звучит! И память сохраняется!

Конечно, лучше.

Потому что вот причаливает наш сдавший ходовые испытания катер. Я схожу с него по трапу, ласково поглаживая напоследок металлические поручни.

А сама слышу, как гудят на подходе к Владивостоку пароходы. Толкутся в Золотом роге суда, снуют головастиками. Переговариваются в порту диспетчеры. И сквозь этот гул слышится:

"Капитан Барабаш, подготовиться к швартовке!" "Капитан Барабаш", право руля!

И он швартуется. И дает право руля. И скользит по своему любимому морю, по которому так скучал в сухопутной Москве. И вот эта синь, вот эти волны с парадным белым кантом, насмешливое солнце и ветер, кидающий морось в лицо - они теперь всегда будут с ним рядом. Как прежде.

Капитан Барабаш вернулся в свою стихию.

Мне кажется, папа тоже улыбается где-то там, глядя на своего бойкого крестника.

Семь футов под килем тебе, "Капитан Барабаш".

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также