2016-08-24T02:46:33+03:00

Россия собирается. Но уж слишком долго

Наш колумнист рассуждает о внешней политике страны и отношениях с Украиной
Игорь ШНУРЕНКОписатель, журналист
Поделиться:
Комментарии: comments175
А каков потенциал украинской армии, если ее до зубов вооружить (враг уже показан)?А каков потенциал украинской армии, если ее до зубов вооружить (враг уже показан)?Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

Внешняя политика нашей страны в последние недели основывается на том заблуждении, что новый президент в Киеве забудет предвыборную риторику и предпримет рациональные шаги по разрешению конфликта с восточными областями, который принял вооруженную форму. На чем основывались такие предположения – на каких-то закулисных договоренностях, кивках и полунамеках, догадаться невозможно, но факты суровы: Порошенко и словом, и делом показал, что видит решение проблемы в эскалации войны и в отбрасывании всяких приличий в отношениях с Москвой. Когда он говорит «мирный план», это значит «Град», кассетные и зажигательные бомбы, безнаказанные штурмовики у российского посольства, вызывающее поведение щекастых украинских чиновников.

Вообще, надо признать, что вся постсоветская внешняя политика России оказалась в тупике – по той самой причине, что строится прежде всего на тайной дипломатии.

Но тот же американский опыт убеждает в том, что тайная дипломатия по-настоящему эффективна лишь в сочетании с публичной политикой, с культурным проникновением, с экономикой. Секретные договоренности в царской водке реальной дипломатии – это, в зависимости от ситуации, катализатор, смягчитель, усилитель, - но никак не главный ингредиент.

Поэтому нас застигает врасплох дикая выходка министра Дещицы, мы в шоке от калибров оружия, которые применяет украинская армия – «мы же так не договаривались». Но мир вокруг суров, и если посмотреть в истории нашей страны, то мало найдется случаев, когда благообразная риторика Запада служила чем-то большим, чем прикрытием. Другим заблуждением является полагать, что внешняя политика – дело только дипломатов. Такой подход неизбежно приводит к ситуации, когда дипломатия бессильна – а именно таково сейчас положение дел в отношениях России и Украины, да и России и США, по большому счету.

Тупик, в который пришла дипломатия, вскрывает еще одну извечную российскую проблему. Мы любим полагаться на авось, надеяться, что само как-нибудь рассосется, любим выдавать желаемое за действительное. Иными словами, мы редко мыслим стратегически – и отсутствие стратегии есть как раз наша главная проблема в отношениях с Украиной. Совсем недавно, в марте, российское руководство показало блестящее владение тактикой в действиях вокруг Крыма – но по прошествии времени этот успех лишь сильнее обнажает недостатки внешней политики, которые ведут к серьезным потерям и даже неудачам. Получается, что Россия прекрасно владеет тактикой – но чего стоит это умение в отсутствие стратегии?

Нельзя не признать, что у Соединенных Штатов есть в отношении Украины совершенно четкая стратегическая линия, которую они ведут когда ловко, когда неуклюже, всегда бесцеремонно и напористо, когда удачно, порой с провалами – но эта линия есть, и она результативна. Можно ли было подумать еще 5-10 лет назад о появлении американских военных баз под Житомиром и Харьковом, в паре часов лету бомбардировщика СУ не от Москвы – от Екатеринбурга и Новосибирска? Сегодня это уже вопрос ближайшего будущего. А каков потенциал украинской армии, если ее до зубов вооружить (враг уже показан)?

Через санкции, а больше через их угрозу, четкий сигнал посылают американцы и российской бизнес-элите: смените руководство страны, тогда будем с вами разговаривать. Что этой четкой стратегии может противопоставить Россия? Ноты МИДа? Организацию приема тысяч беженцев? А ну как их будет несколько миллионов?

Есть поговорка про русского мужика, который долго запрягает, да быстро едет.

Хорошо бы так.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ Британский журналист рассказал в прямом эфире украинского телевидения всю правду про юго-восток В одной из передач «Шустер.Live», которая в последнее время стала ассоциироваться с голосом махровой пропаганды, выступил журналист авторитетного британского издания Sunday Times Марк Франкетти. Корреспондент рассказал в прямом эфире, что на самом деле творится на юго-востоке, повергнув гостей и ведущего программы в настоящий шок (читать далее) ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Поселок Восточный: ничья земля Одна из самых неприятных особенностей боевых действий вокруг Славянска — это полное отсутствие какой-либо вменяемой линии фронта. Есть участки противостояния, но четкой линии разграничения нет. Вокруг мятежного города разбросаны десятки блокпостов обеих сторон, зачастую чередующие друг друга. И жителям окрестных деревень для того, чтобы проехать из одного поселка в другой, порой приходится преодолеть чекпоинты как украинской армии, так и сил ополчения. Как правило, подобные блокпосты контролируют небольшую территорию вокруг себя, на которой, тем не менее, находятся жилые поселения (читать далее)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Британский журналист рассказал в прямом эфире украинского телевидения всю правду про юго-восток

Корреспондент рассказал в прямом эфире, что на самом деле творится на юго-востоке, повергнув гостей и ведущего программы в настоящий шок (читать далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Поселок Восточный: ничья земля

Одна из самых неприятных особенностей боевых действий вокруг Славянска — это полное отсутствие какой-либо вменяемой линии фронта. Есть участки противостояния, но четкой линии разграничения нет. Вокруг мятежного города разбросаны десятки блокпостов обеих сторон, зачастую чередующие друг друга. И жителям окрестных деревень для того, чтобы проехать из одного поселка в другой, порой приходится преодолеть чекпоинты как украинской армии, так и сил ополчения. Как правило, подобные блокпосты контролируют небольшую территорию вокруг себя, на которой, тем не менее, находятся жилые поселения (читать далее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также